Мажор не заплатил могильщику и тот решил отомстить, но оказалось, что сделал доброе дело

 


Пока могильщик копал, клиент наблюдал за ним, постоянно унижая, и в итоге не заплатил за всю работу, посчитав ее некачественной. Могильчик разозлился и решил откопать могилу. Но каково было его удивление, когда вытащил живую женщину.

Мужчина выбросил окурок и подошел к могиле

Узбек, закапывающий яму, не очень торопился – дело практически не сдвинулось с места.

— Еще медленней не можешь? – не выдержал Захар.

— Нужно медленней? – не понял иронии могильщик, и остановился.

— Да, забей, закапывай дальше, — Захар недовольно пнул ногой землю. – Болван, отбросы общества, — сплюнул он. – Быстрее можно? – гаркнул мужчина, видя, что этот нищеброд нереально тупит.

Достон – немолодой узбек, он подрабатывал на кладбище рытьем могил. Одет он был бедно, весь грязный, с землей ведь возится. А Захар – солидный мужчина в дорогом опрятном костюме. Сегодня он хоронил свою молодую супругу. Всем своим видом показывал презрение к этому человеку с лопатой. Как будто вдовец был не доволен, что закапывает могилу кто попало.

— И не стыдно в таком виде людям на глаза показываться? – богатый мужчина не отставал от узбека. – С трупа сгнившего, что ли снял вещи и на себя напялил?

— Не в костюме же копать, — покосился на вдовца Достон.

— Ну, и не в обносках, — Захар снова пнул землю, демонстрируя свои дорогие ботинки.

Узбек промолчал, такой неприятный клиент ему в первый раз попался

Судя по внешнему виду, миллионер какой-то. Конечно, бедному могильщику не каждый день приходится закапывать жен богатеньких мужей. Предупредить нужно было, чтобы в нарядном костюме копал. Но, конечно же, это бред. Какая разница, во что он одет? Его работа заключается в том, чтобы засыпать землей яму. А этот мажор стоит у него над душой, унижает.

Все время, пока узбек копал, клиент околачивался рядом и продолжал докапываться до него. Недовольство вызывал бомжеватый внешний вид. Мужчина заявлял, что это неуважение к заказчикам — ходить в грязной одежде. Еще он считал, что могильщик был бомжом, ему подфартило получить работу, и он спустя рукава ее выполняет.

Захар чувствовал себя лохом, которого пытаются развести на деньги, а переплачивать он не любил. А потом еще добавилось претензий — в какой-то момент могильщик споткнулся и упал. Вдовец начал на него наезжать, что тот нетрезв.

— Пить меньше надо, — скривился Захар.

— Не пил я, — отряхиваясь, возразил Достон. – Никогда на работе не пью.

Мужчина не поверил. Но узбек не стал с ним спорить. Только лишний повод выслушать гадости от этого нахала. Могильщик реально не пьяный был. Копал медленно, потому что заказчик стоял над ним, и колкие фразы в его адрес отпускал. Все из рук валится, когда тебя сверлят взглядом и умничают. Да и смысл быстро работать, если оплата не почасовая? С какой стати ему нужно спешить? Договор был – закопать, без никаких дополнительных условий. А ту оказывается, что нужно побыстрее.

Провожали в последний путь эту женщину мало людей

Человек пять всего было. Все стояли ждали, пока могилу закопают. Они что ли не в курсе, что можно идти уже, без них разберутся? Как-будто хотят сами крест втыкать. И этот деловой мужик кругами вокруг ямы ходит, и рассказывает, как лопату держать, как землю лучше кидать. Достон, сжав челюсти, выполнял свою работу, но не выдержал, попросил показать, как правильно.

Вдовец разозлился. Какой-то нищеброд, а хватает наглости хамить. По нормальному – это кто платит, тот и прав. Из-за этого нерасторопного типа приходится долго здесь торчать.

Достон больше не отвечал на колкости клиента, про себя только возмущался. Строит из себя мажора, а сам даже на гробе пожалел, хоронит свою в жену в самом дешевом. Правду говорят, что богатые жадные все. Поэтому, наверное, и провожать женщину пришло так мало людей. У них и друзей, видать, нет, никто с такими водиться не хочет.

В том, что этот мужчина жадный не было сомнения еще и потому, что не заплатил сразу всю сумму. Только половину дал, а остальную сказал отдаст, когда закончит работу. Это вообще было полнейшей нелепицей. Как будто могильщик может бросить закапывать, как только все разойдутся. Достон с такими делами не встречался. И каким же нужно быть отморозком, чтобы так поступить.

Но этот богач стоял над душой до последнего

А когда узбек устало вытер пот со лба, тот развернулся и пошел прочь.

— Эй, друг, вторую половину заплатить забыл, — окликнул Достон вдовца.

— Какой я тебе друг? — Захар обернулся и с презрением посмотрел на могильщика. – Какая вторая половина? Ты видел, что у тебя получилось? Нормально могилу закопать не можешь. Не буду платить за хреновую работу.

Достон озадачился, глядя на могилу. Как тут можно качественнее закопать? Нормально все сделал, всегда так делает.

А этот мажор ему ответил, что если другие не жалуются, то это не значит, что нормально.

— Мне надо было землю кидать не справа налево, а наоборот, что ли? Или не лопатой, а руками? – поинтересовался узбек.

На что был послан подальше. Мужчина заметил, что и половины суммы достаточно, там работы на пол часа максимум. А если возился дольше, то это чтобы разжалобить.

Достон озадаченно смотрел, как мажоры погрузились в две дорогие машины и уехали.

Растерянность сменилась злостью

Умников как много. Со стороны советы дают и возмущаются, что делать там нечего. Сам бы попробовал лопатой помахать. Теперь понятно, почему сразу не заплатил, он заранее придумал все это, специально докапывался, чтобы не платить.

Узбек, недолго думая, решил отомстить наглым мажорам. Вариантов мести было немного. Единственное, что пришло в голову – выкопать гроб, достать и оставить рядом с раскопанной могилой. Завтра мажора будет ждать сюрприз.

Если вдовец любил свою жену, придет еще раз попрощаться, если нет, а судя по гробу, не очень-то она ему и дорога была, то люди увидят это безобразие, и найдут родственников – это не сложно. Как ни крути, придет сюда еще раз.

Пусть теперь этот мужик сам закапывает, раз такой умный, или платит еще раз. Но точно не ему. Достон теперь ни за какие деньги не согласится с этим типом связываться.

И могильщик принялся за работу

Неприятно, конечно, было, что приходится так делать. Но он мысленно попросил прощения у этой женщины. Ее телу-то уже все равно, а мужу ее урок будет.

Первый раз за два года работы он с таким хамлом сталкивается. Думал, что на кладбище-то работа спокойнее, никто его не будет оскорблять, а и тут оказывается можно к чему-то придраться. И обманывают даже в таком деле. Совесть совсем потеряли.

Месть, однако, не из легких выбрал. Мало того, что и за то, что закапывал не все заплатили, так еще и откапывать забесплатно пришлось. Но тут уже дело принципа. Для того, чтобы гадость сделать усилий не жалко. Оно бы конечно, лучше в мирное русло перенаправить, но тогда этому хамоватому мужику все с рук сойдет. Хоть кто-то должен его поставить на место.

Вскоре Достон раскопал могилу

Без наблюдателей работа лучше шла. Начал вытаскивать гроб, но не рассчитал свои силы. Гроб-то довольно тяжелым оказался. Сам не вытащит его из ямы. Но не отступать же. Хоть крышку вытащит наверх. Так обиднее мужику будет.

Достон порадовался, что носит с собой складной ножик. Впервые пригодился тот набор, который в него входил. Открутил маленькой отверткой два винта – спереди и сзади. Хорошо, что похоронщики не заморачиваются, не намертво заколачивают гроб. Покойники-то никуда не убегут.

Достон закрыл глаза и открыл крышку. Не хотел на покойницу смотреть. Но любопытство победило. Интересно было, что за жена у такого хама. Заглянул в гроб и уставился на тело. Непроизвольно улыбнулся.

— Надо же, какая красивая, — пробормотал он. – Почти как живая.

И где справедливость в этом мире? Такие молодые уходят. Никак муж довел.

Жалко узбеку стало женщину

Он погладил ее по щеке, поправил волосы. Как будто спит просто, вот-вот глаза откроет. Достон на мгновение замер, потом головой замотал. Наваждение какое-то, нужно убираться отсюда, пока никто не застукал.

Привстал, еле крышку удержал. Почти подпрыгнул на гробу, чтоб не уронить. И тут женщина зашевелилась. Узбек пулей вылетел из ямы, бросил крышку и уже хотел деру дать, но тут опомнился.

Посмотрел вниз. Каково же было его удивление, когда он понял, что покойница жива. Она начала хватать ртом воздух, словно рыба. Мужчина запрыгнул в яму и приподнял ее. Женщина открыла глаза.

В итоге отомстить бывшему вдовцу не получилось. Пришлось помогать его жене выбраться из могилы. Женщина была в прострации, тупо смотрела в одну точку перед собой. Ну, что делать? Мужчина начал осматриваться. Вокруг никого.

— Идти можешь? – спросил он.

Женщина не отреагировала. Поставил ее на ноги, повел домой. Она еле шла, как будто не он, а она могилу копала и выбилась из сил.

Достон привел ожившую покойницу к себе в общежитие. Напоил чаем, накормил пловом. И незнакомка постепенно пришла в себя.

А утром Захар с молодой девицей пошли на могилу его жены

Яночка настояла. Так ей спокойнее будет. Сказала, что хочет свежие цветы на могилу положить.

И каково же было удивление безутешного вдовца, когда обнаружили, что могила раскопана, а гроб пустой. Яночка со злостью швырнула цветы в яму.

— Надо же, выбралась, — стукнул себя по лбу мужчина. – Ты точно не витаминки подсунула?

— Да, нет… — опешила дамочка, что-то вспоминая. – А что ты сразу я – точно или нет? – она недовольно стукнула Захара по плечу. — Ты сам, придурок. Не мог заплатить тому узбеку, — злобно посмотрела на мужчину она. — Точно, это он ей помог. Нашел, на чем экономить. Вот, ты придурок, — Яночка затопала ногами.

— Ладно тебе, — растерянно трепал себя за волосы Захар. — И где ее теперь искать?

Они не успели договорить, как из кустов вывалился ОМОН

Влюбленную парочку быстро уложили лицом в грязную землю. Захар, который только вчера с презрением смотрел на неопрятного могильщика, сейчас оказался в таком же положении – месил руками свежевскопанную землю. Теперь впору над ним посмеяться – от наглого мажора не осталось и следа.

Впрочем, в их паре у его партнерши был характер еще сквернее. Она кричала, как ненормальная. Доказывала, что не имеет отношения к этому делу, и не знает, что случилось.

Но это Яночке не помогло. Против двоих соучастников было открыто уголовное дело по статье покушение на убийство. Позже подозреваемым была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Хамство сыграло злую шутку с неудавшимся вдовцом. Бумеранг вернулся к нему моментально, буквально сбив его с ног.

А все из-за того, что Захар был слишком любвеобильным

Устал он сидеть под теплым крылышком своей богатой жены.

Пошел на сторону. Избранницей оказалась предприимчивая медработница, которая работала в морге. Познакомился с ней, когда умерла мать жены. У тещи был рак, и жена договаривалась, чтобы похоронить маму без вскрытия.

Яночка любила деньги и роскошь. А тут богатенький Захар. Но, к сожалению, женатый. Однако не долго ее это беспокоило. Мужчина преподносил ей щедрые подарки, на отдых вместе ездили. Так даже удобнее было – никаких обязательств.

Но тут счастливое существование парочки оказалось под угрозой. Жена Захара пронюхала об их связи и хотела подать на развод. Яночка сначала обрадовалась, но потом узнала, что ее мужчина в случае развода ничего не получит. Все финансы, которые он прогуливал, были не его, а жены. Совместного имущества пара не успела нажить, дом, и бизнес были добрачными, и совсем не его. И работал Захар в фирме жены. Мужчина рисковал остаться с голым задом. Без денег, без дома и без работы. Яночке такой и даром не нужен был.

Но Захар твердо решил вступить в наследство

Как оказалось, подруга была не против его в этом поддержать. Именно у Яночки возникла идея, как избавиться от неугодной жены. Она организовала все, чтобы в морге не делали вскрытия.

Наверняка парочке все бы сошло с рук, если бы они поуважительнее к людям относились. А так – они отправились в тюрьму, а ожившая леди вернулась в свой дом.

Могильщика женщина не забыла отблагодарить. Достон скромно попросил заплатить деньги, которые ее муж обещал. Но женщина дала ему в три раза больше, и еще бутылку дорогого алкоголя. Мужчина отказываться не стал, на каком-нибудь празднике выпьет.

Но удивлялся менталитету людей. Жалуются, что алкаши вокруг, но отблагодарить спешат бутылкой. Логики в этом нет. От доброго слова, и то больше пользы было бы обеим сторонам.

А, вообще, и всей этой истории не получилось бы, если бы Захар не возмущался, а просто поблагодарил могильщика за его работу.